Директор электрохимического завода

Иван Николаевич БОРТНИКОВ


Иван Николаевич Бортников стал директором будущего Государственного электрохимического завода в марте 1958 года. Заводоуправление тогда находилось в двух бараках поселка Октябрьский.
Как это принято в России, коллектив притих и стал настороженно присматриваться к новому руководителю. Было ему тогда неполных сорок шесть лет. Крепко сбитый, с чуть приметными залысинами на крутом упрямом лбу. Форма одежды разнообразная. В зависимости от того, что в этот день предстоит делать. На ногах, как у всех, - резиновые сапоги. Грязи кругом - не пройдешь! Далеко где-то лежит пока еще заросшая лесом площадка будущего завода.
А после рабочего дня, который часто у него заканчивался при полной темноте, он возвращался в будущий город, в котором было несколько домов каменных и чуть больше - деревянных.
Штата как такового, в обычном понимании этого слова, пока еще нет. Более-менее укомплектован только УКС. Поступает техническая документация в огромном объеме. Почти сразу на все. Дела у строителей идут так себе. У них не хватает строительных материалов, временные бетонные заводы выдают мало бетона и раствора. Вольнонаемных рабочих у них почти нет. В основном работают заключенные и солдаты.
При Иване Николаевиче начинается подготовка к строительству ТЭЦ. Так называлась в документации будущая ГРЭС-2. Так ее стали называть, когда включили в систему "Красэнерго". 21 марта территорию будущей станции начали освобождать от леса.
Постепенно Иван Николаевич начинает брать под крыло завода жизненно важные организации, которые до этого были подчинены стройке. Сначала это был ОРС. Потом - временная АТС. Становятся заводскими капитальные здания детских дошкольных учреждений.
Создается ЖКУ, которое тоже много лет являлось структурной частью завода. Начальником был Александров В. Ф., главным инженером - Шалыгин А. В. Заводскими стали построенные спорткорпусы, Дворец культуры. А совхоз "Искра" почти сразу по приезду Ивана Николаевича был взят на баланс завода. Медсанчасть тоже попала под опеку Ивана Николаевича.
Я специально здесь не освещаю производственную деятельность директора электрохимического завода. Все изложено в самой его истории.
Так кто он, Иван Николаевич Бортников? Какая земля родила его? Какая счастливая звезда подарила его нашему городу почти что в самом начале строительства?
Родился Иван Николаевич 31 августа 1912 года в селе Волчково Пензенской области. Родители - сельские труженики. И, как все сельские дети, Ваня с раннего детства был приучен к труду. Что и характеризует его, как ВЕЛИКОГО ТРУЖЕНИКА. Сам умел и любил работать и с других требовал того же.
Причем как сам не понимал, что такое усталость, так и от других слушать об этом не желал.
Учился Иван Николаевич сначала в Пензе, там закончил техникум. Затем поступил в Куйбышеве в институт. На заочное отделение. Работал в это время на фабрике киноаппаратуры. Затем институт перевели в Ростов-на-Дону. Так что заканчивать учебу ему пришлось там.
Будущую свою жену, Людмилу Степановну, встретил в Куйбышеве, когда, будучи студентом, снимал у ее тети угол. В 1935 году они поженились.
Материально жили трудно. Ютились в такой крохотной комнатке, что своего ребенка укладывали спать в металлическую ванночку, так как кроватку негде было поставить.
В 1940 году после окончания института молодого специалиста направили в Нижний Тагил, где он на различных должностях в оборонной промышленности проработал 12 лет.
Затем был откомандирован в Свердловск-44. Оттуда с должности главного механика родственного предприятия был направлен в Красноярск-45.
Здесь у него была своя собственная, так называемая "табель о рангах". Самыми близкими, а значит самыми высокими в этой табели были рабочие. Конечно, не все. А те, кто хотел и умел работать. Затем шли низшие командиры производства. С ними у него почти никогда не бывало конфликтов. Разве что такой командир - полный разгильдяй.
Затем среднее инженерно-техническое звено. Оно - под крылом директора. Но если что - Держись!
А на самом низу - начальники цехов и отделов. Вот на ком отражалось все, что случилось у них на производстве. Да и в быту. Не было таких русских слов в устах русского мужика Ивана Николаевича, какими бы он не пользовался в общении с этой категорией руководящих работников.
Но не было таких слов поощрения за отлично выполненную работу, какими бы он не отмечал только недавно им изруганного, готового сквозь землю провалиться. Буквально через несколько лет все на заводе и все в городе поняли, какой человечище возглавил рождение в тайге передового, необходимого стране производства и одного из самых красивых в Сибири городов.
Впрочем, какое это было производство, вдкто в то время ничего не знал. Даже рабочие основных цехов совсем не представляли себе, с чем имеют дело, с каким веществом.
''Знали, что в машинах обрабатывается какой-то газ - и все. Поэтому кто-то мог не помыть лишний раз рук, несмотря на доведенные до каждого жесткие инструкции по личной гигиене", - вспоминает К. В. Мельникова, работавшая много лет в химцехе.
Иван Николаевич знал, как немногочисленны настоящие специалисты по основному производству, и как трудно их уговорить оставить обжитые места и поехать в какую-то незнакомую Сибирь. Постоянно работал над тем, как сделать такой переезд для них привлекательным.
И он нашел, уделяя очень большое внимание строительству жилья для будущих специалистов. Они почти сразу получали благоустроенные квартиры, чего не было у них на прежнем месте, где люди старели, так и не получив настоящие человеческие условия жизни.
Например, в Арзамасе-16 коммунальные квартиры ждали расселения по многу лет. Но не таков был Иван Николаевич. Любой специалист, будь то производственник или врач, необходимый в данный момент, мог быть уверенным, что скоро получит квартиру.
Завод свой он любил до самозабвения. Заботился о высокой культуре производства. Сам по нескольку раз обследовал каждый закоулок, каждый уголок цехов и производств. Все было доведено до блеска. Даже заводские территории, где над зеленым и разноцветным покровом колдовали работники и работницы главного озеленителя Василия Ракова.
Вот несколько высказываний об Иване Николаевиче Бортпикове:
Л. Н. Сухановский - главный энергетик завода: "Иван Николаевич был человеком властным. Но властность его зижделась на авторитете. Он умел набирать сторонников и никогда не жалел времени на убеждения в своей правоте. Ничего человеческое ему не было чуждо. Сильный, волевой, даже жестокий, он мог неделями и месяцами мучаться и переживать, вынашивая какое-нибудь решение".
А. Г. Смирнов - начальник цеха химической очистки: "По профессии Бортников был механик и тонкостей технологии нашего производства не знал, но всегда этим интересовался, не гнушался поучиться у нас. Иногда вызывал в кабинет и спрашивал: "Что такое газовые центрифуги, что из себя представляют, какие у них минусы?"
Б. В. Роспусков - зам. начальника цеха хшючистки: " Работать с Иваном Николаевичем было и тяжело, и легко. Он требовал жесткой дисциплины. Но на таком производстве иначе нельзя - малейшая оплошность может плохо кончиться. Не раз нам от него доставалось. Но вот приказы о наказании он редко издавал. Быстрее пригласит к себе и отругает, а приказами не злоупотреблял".
Г. Н. Шишенков - начальник электроцеха: "Он обладал огромной силой воздействия на человека. Но вся его власть была направлена на благо человека. Вообще это была уникальная личность, каких природа иногда дарит миру".
От себя добавлю, что Иван Николаевич был сердечным и веселым человеком в быту, на отдыхе. Он вечно подтрунивал на кем-нибудь, задорно смеялся, хорошо и легко танцевал. Был прост и доступен, хотя все мы ни на миг не забывали, что это Иван Николаевич Бортников - хозяин города, и с ним нельзя запанибрата. И даже на отдыхе не было желания опростоволоситься перед ним.
Когда основные мощности на урановом заводе были введены, его руководству можно было бы, как говорится, почивать на лаврах. Но директор завода - Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий Иван Николаевич Бортников ни на йоту не ослабил своего внимания к нуждам горожан. Он до внезапной смерти, наступившей 24 мая 1978 года, оставался щедрым и всесогревающим.
Это он не боясь, как говорится, кары Министерства, разрешил, выделив средства, строительство многих, не предусмотренных титулом объектов. Например, базы отдыха, грязелечебницы, аэропорта и ряда других необходимых людям зданий.
Давая интервью средствам массовой информации 31 августа 2000 года в день установки мемориальной доски на доме, где жил Иван Николаевич, его невестка Римма Бортникова приоткрыла завесу причины этой внезапной смерти. Она сказала:
- Иван Николаевич сильно нервничал перед поездкой на коллегию Министерства, так как ожидал наказания за самовольное строительство. Но его там за все это похвалили. Чрезмерная радость убила этого прекрасного человека.
Скрупулезно и основательно Иван Николаевич, добровольно взваливший на себя воз забот о городе, делал все, чтобы город стал лучшим в системе ЗАТО. Лучшее снабжение, соцкультбыт, даже не предусмотренный титулом - все это он "доставал", как фокусник, из своего кармана. Например, танцевальный зал во Двореце культуры совсем не был предусмотрен проектом. А он дал согласие на его строительство.
Трижды укрощали своенравную Баргу, а она раскидывала, как пушинки, бетонные блоки и текла, где хотела. Но Иван Николаевич снова и снова умудрялся включать ее в титул. И речку укротили. И не только ее, но и само болото, и несметные тучи кровососущих насекомых,
А его воплощенная в жизнь идея строительства аэропорта? Как это было здорово и удобно! И какие остались так и не осуществленные мечты по организации вылетов прямых самолетов до Москвы, Адлера, Минеральных вод!
Аэропорт, ликвидированный из-за неразумного переноса аэропорта "Северный" из Красноярска в Черемшанку, затеянный краевыми вождями, убил наш аэропорт, ровно как и другие местные линии.

Но главная заслуга Ивана Николаевича состоит в том, что несколько лет паевой центр был до нас ближе на целых полтора-два часа! Почту доставляли День в день. На аэродроме садились санитарные самолеты с тяжелобольными. Горожане могли слетать на самолете на дневной спектакль в краевой центр и в тот же день вернуться домой. Все это благодаря заботе не кого-нибудь, а директора завода.
Потом он стал думать, где отдыхать заводчанам. И заказал проектировщикам документацию на индивидуальный проект базы отдыха. Спроектировали. Посмотрел, утвердил. Дал добро на строительство. Выстроили. Но ведь шила в мешке не утаишь!
Приехал сам министр Ефим Павлович Славский и удивился. И восхитился. Даже мысли у него появились здесь сделать дом отдыха общеминистерского типа.
Но ведь работы не титульные, да еще сделано все по индивидуальному проекту. А за последним строго следил в то время Госстрой. Ему надо было, чтобы все строили одинаково, чтобы никаких тебе самостоятельных прыжков и ужимок.
Ефим Павлович одобрил все, но сказал, что будешь, мол, сам на коллегии министерства оправдываться.
Наступил 1978 год. Штаб завода основательно готовил для поездки Ивана Николаевича на коллегию в Москву все необходимые материалы. Надлежало защитить звание предприятия высокой культуры производства.
На коллегии все прошло на "ура"! Его не только не поругали за базу отдыха, а похвалили, материалы по организации культуры производства тоже произвели очень хорошее впечатление на собравшихся.
И хотя считается, что радость не может убить, она на этот раз убила, безжалостно и жестоко. Ивану Николаевичу Бортникову в день смерти было 65 лет, 8 месяцев и 7 дней. Совсем немного, а сколько уже им было сделано! И сколько он еще мог сделать!..
Всеобщему горю не было меры. Никто не стыдился слез. Бесконечные вереницы горожан в полном молчании и унынии. Все понимали, кто ушел навсегда. Траурные колонны, траурный митинг. Памятник работы известного красноярского скульптора и слова: "Неотделимо это имя от города, что помнит и скорбит". Может быть, поступлю нескромно, но слова на памятнике - мои.
Спустя двадцать два года - мемориальная доска на доме, в котором жил самый главный человек нашего Зеленогорска - Иван Николаевич Бортников.

web-мастер - Баранов Денис
Руководители проекта:
Снегирева Вилена Сафовна
Хабарова Юлия Валерьевна